24 января в информационном агентстве ТАСС прошла пресс-конференция, на которой был представлен макроэкономический прогноз развития экономики России на 2017–2018 гг., подготовленный экспертами Института Гайдара и РАНХиГС.

В пресс-конференции участие приняли Директор по научной работе Института Гайдара Сергей Дробышевский, заведующий лабораторией финансовых исследований Института Гайдара Михаил Хромов и ведущий научный сотрудник Центра изучения проблем центральных банков РАНХиГС Павел Трунин.

   

По словам Сергея Дробышевского, в целом в экономике сложились все условия для устойчивого медленного роста и в ближайшей перспективе сильных шоков – как внутренних, так и внешних – не ожидается. В соответствии с консервативным прогнозом темп роста ВВП в 2017 г. ожидается на уровне 0,6%, а в 2018 г. – 1,7%. В соответствии с базовым прогнозом прирост ВВП в 2017 г. ожидается на уровне 1,7%, а в следующем году на уровне 4%. «Макроэкономический прогноз был сделан на основе итогов 2016 г., который оказался достаточно неплохим для российской экономики. Теперь можно сказать, что прошлый год был нижней точной кризиса. Это был последний на ближайшую перспективу год, когда темпы роста были отрицательными», – подчеркнул С. Дробышевский.

Эксперт отметил, что наблюдается ряд факторов, которые будут способствовать восстановительному росту. Это, в частности, «позитивная динамика темпов роста промышленного производства и инвестиций, минимальный уровень инфляции, отсутствие на валютном рынке сильных колебаний курса национальной валюты. В целом 2016 г. был переломным годом, мы ожидаем положительные темпы роста в ближайшие два года на уровне 1,5–2% ВВП, что совпадает с новым прогнозом Минэкономразвития. Причем устойчивые положительные темпы роста будут нейтральны к колебаниям мировых цен на нефть и изменению внешнеэкономической конъюнктуры», – заключил Сергей Дробышевский.

В свою очередь Павел Трунин затронул проблему сохранения низких темпов инфляции. «В прошлом году показатель инфляции был на исторически низком уровне, такого еще не было в новейшей истории России. Поэтому созданы все условия для того, чтобы Центробанк приблизился к своей цели – инфляции в 4% по итогам 2017 г. Достижению такого низкого уровня инфляции способствовали денежно-кредитная политика ЦБ по формированию ключевой ставки, а также ряд обстоятельств: медленные темпы роста экономики, низкие темпы роста доходов экономических агентов и населения, бюджетная политика, которая не способствовала ускорению инфляции, курсовая динамика, которая вела к замедлению темпов роста цен на товары и услуги», – пояснил П. Трунин.

Однако, по словам эксперта, существует целый ряд рисков превышения целевого уровня инфляции: смягчение денежно-кредитной политики, рост расходов бюджета, обусловленный политическим циклом, рост расходов населения, рост цен, обусловленный дальнейшим ослаблением рубля. «С началом восстановительных процессов в экономике даже при сохранении неизменной ключевой ставки фактически процентные ставки снижаются. То есть денежно-кредитная политика смягчается даже при неизменной ставке. В период падения курса национальной валюты экономические агенты индексировали цены с запасом, что позволяло сдерживать рост цен в условиях укрепления национальной валюты. Период укрепления рубля, по всей видимости, уже завершен, и в дальнейшем риски связаны с ослаблением курса рубля, что будет влиять на ускорение инфляции. Кроме того, несмотря на принятие довольно жесткого трехлетнего бюджета, предвыборный год будет создавать условия для смягчения бюджетной политики. Рост реальных доходов и зарплат также будет создавать риск ускорению инфляции. При росте доходов население не сразу перекладывает доходы в потребление», – уточнил Павел Трунин

Касаясь ситуации, сложившейся в банковской системе, Михаил Хромов предостерег, что темпы роста объема кредитования реального сектора не такие высокие, как того требует восстановительный рост экономики.

«Общая динамика кредитования остается весьма слабой, о чем свидетельствует небольшой рост номинальной задолженности корпоративных заемщиков перед банками. Причем этот номинальный рост ниже, чем номинальный рост экономики. Ограничивают кредитование высокие номинальные процентные ставки кредитования. Несмотря на то, что разрыв между ключевой ставкой и ставкой кредитования снизился на 1 п.п., все равно ключевая ставка остается высокой, заемные средства остаются достаточно дорогими для заемщиков в реальном секторе», – пояснил Михаил Хромов.

Видеозапись пресс-конференции >>>