В уходящем месяце утверждена новая приватизационная программа на 2017–2019 гг., уже третья по счету, разработанная с учетом увеличения планового периода действия прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества (от 1 года до 3 лет), исходя из изменений, внесенных в действующий закон о приватизации весной 2010 г. Подготовка документа затянулась. К началу текущего года такой документ отсутствовал, несмотря на принятие федерального бюджета на 2017–2019 гг.

После принятия проекта соответствующего распоряжения на заседании правительства 2 февраля 2017 г. окончательно прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества и основные направления приватизации федерального имущества на 2017–2019 гг. были утверждены распоряжением Правительства РФ от 8 февраля 2017 г. № 227-р.

Задачи государственной политики в сфере приватизации в документе напрямую не сформулированы. Их заменяет отсылка на достижение целей и задач, предусмотренных государственной программой Российской Федерации «Управление федеральным имуществом», утвержденной постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 327, включая сокращение участия государства в экономике, повышение эффективности продаж акций крупных хозяйственных обществ, акции (доли) в уставных капиталах которых находятся в федеральной собственности, в целях создания условий для привлечения инвестиций, стимулирования развития фондового рынка, а также модернизации и технологического развития экономики.

Фигурировавший в предыдущей приватизационной программе Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике», которым предусмотрено завершение до 2016 г. выхода государства из капитала компаний «несырьевого сектора», не относящихся к субъектам естественных монополий и организациям оборонного комплекса, упоминается наряду с законом о приватизации в качестве исходного документа для разработки новой программы и в контексте обеспечения непрерывности процесса приватизации в части включения в план приватизации объектов федерального имущества, приватизация которых не завершена в предыдущем плановом периоде.

В качестве дополнительных исключений в отношении массива компаний, из капитала которых намерено выйти государство, в прогнозном плане приватизации на 2017–2019 гг. отнесены (1) акционерные общества и предприятия, включенные в перечень стратегических организаций, (2) миноритарные госпакеты акций АО, являющихся дочерними обществами головных компаний вертикально-интегрированных структур, в целях их последующего внесения в уставные капиталы головных обществ соответствующих интегрированных структур, а также (3) организации, зарегистрированные за пределами территории Российской Федерации. Если первые две группы совпадают с теми, что упоминались в приватизационной программе 2014–2016 гг., то третья является новой, поскольку ранее в числе дополнительных исключений значились находящиеся в федеральной собственности «единичные» акции АО, по которым бюджетные затраты на подготовку к приватизации превышают возможные бюджетные доходы от нее.

Прогноз влияния приватизации имущества на структурные изменения в экономике носит формальный характер, представляя количественное распределение относящихся к государственной собственности и планируемых к приватизации субъектов хозяйственной деятельности в разрезе видов экономической деятельности.

Перечень крупнейших компаний, приватизируемых на основании специальных решений Президента РФ и Правительства РФ с учетом конъюнктуры рынка и рекомендаций ведущих инвестиционных консультантов, включает всего 4 компании, где планируется прекращение участия государства в капитале (АО «Новороссийский морской торговый порт», «Объединенная зерновая компания», «Приокский завод цветных металлов», «Производственное объединение «Кристалл») и 3 компании с сокращением его доли: в одной (АЛРОСА) – до 29% плюс 1 акция, и в двух («Совкомфлот» и «Банк ВТБ (ПАО)» – до 25% плюс 1 акция. Предыдущая приватизационная программа на 2014–2016 гг. включала 20 таких компаний, не считая «Роснефти», в капитале которой предполагалось сокращение доли ее материнской компании, АО «РОСНЕФТЕГАЗ». Перечень активов, планируемых к приватизации в обычном порядке (второй раздел программы), включает 298 федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУПов), 477 АО, 10 ООО и 1041 объект имущества казны РФ подобно тому, как это происходило в последние несколько лет.

Бюджетные доходы от приватизации (без учета стоимости акций крупнейших компаний) в 2017-2019 гг. ожидаются в размере 5,6 млрд руб. ежегодно (суммарно – 16,8 млрд руб.). В предыдущих приватизационных программах они составляли, по прогнозу, 3 млрд руб. ежегодно в 2014–2016 гг. (суммарно 9 млрд руб.), 6 млрд руб. для 2011 г. и по 5 млрд руб. – для 2012 г. и 2013 г (суммарно 16 млрд руб.). Прогноз основных поступлений от приватизации за счет акций крупнейших компаний, имеющих высокую инвестиционную привлекательность, в случае принятия Правительством РФ отдельных решений, в количественном выражении отсутствует, как и в предыдущей приватизационной программе 2014–2016 гг. (в приватизационной программе 2011–2013 гг. фигурировала величина в 1 трлн руб.).

В целом новую приватизационную программу можно охарактеризовать следующим образом.

Во-первых, прогнозный план приватизации на 2017–2019 гг. при сопоставлении с предшествующими приватизационными программами по количеству активов, приватизируемых в обычном порядке (унитарных предприятий и хозяйственных обществ), занимает промежуточное положение, радикально отличаясь в большую сторону по количеству объектов иного имущества казны. Перечень крупнейших компаний, приватизируемых по индивидуальным схемам, существенно сократился по сравнению с программой 2014–2016 гг. Однако весьма вероятны многочисленные корректировки подобно тому, как это было в предыдущие годы.

Во-вторых, приватизационная программа на 2017–2019 гг. содержательно выстроена аналогично двум предыдущим 3-летним программам, воспроизводя и характерные для них недостатки (например, формализм прогноза влияния приватизации на структурные изменения в экономике, слабая обоснованность прогноза приватизационных поступлений, отсутствие конкретики, раскрывающей возможные внебюджетные эффекты от проведения приватизации, включение предприятий, ограниченных к приватизации в соответствии с законодательством).

В-третьих, в отношении прогноза бюджетных доходов от приватизации (помимо крупнейших сделок) можно констатировать их примерное совпадение с оценкой таких доходов, содержавшейся в первой 3-летней приватизационной программе на 2011–2013 гг. Величина же основных поступлений от сделок с акциями крупнейших компаний зависима от степени жесткости бюджетного приоритета при проведении приватизации, что, в свою очередь, определяется ситуацией в экономике в целом. Прочие эффекты приватизации (в части привлечения инвестиций, стимулирования фондового рынка, улучшения корпоративного управления, развития конкуренции) нетривиальны для измерения и требуют специальных подходов.

Георгий Мальгинов – к.э.н., зав. лабораторией проблем собственности и корпоративного управления