В экономическом блоке правительства обсуждается идея возвращения налога с продаж, который может стать альтернативой повышению ставки НДС при налоговом маневре. При этом, чтобы обойти решение Конституционного суда РФ, исключающее введение одновременно двух налогов, имеющих аналогичную налоговую базу, в предложениях данный налог называется торговым сбором.

Отличием взимаемого в настоящее время в Москве торгового сбора от «маскирующегося под него» налога с продаж являются более ограниченный вид деятельности, а также налогооблагаемая база (в Москве торговый сбор взимают с площади объекта торговли, в то время как при НСП – с объема розничной реализации).

По оценками Института Гайдара, введение налога с продаж при ставке от 2 до 5% дало бы 0,3–0,8% ВВП (в условиях 2015 г., при уровне собираемости, как у НДС). При этом Москва получила бы 15,6% всех поступлений, Московская область – 6,3%, Краснодарский край и Санкт-Петербург – по 4,2%. При этом наибольшие выгоды от применения данного налога извлекут немногим более двух десятков регионов страны (20 регионов с крупнейшим розничным оборотом получили бы 2/3 всех сборов), причем значительная часть из них в настоящее время относится к регионам-донорам.

Однако одновременное взимание НДС и НСП вряд ли целесообразно по ряду оснований. Во-первых, рост издержек на администрирование двух налогов не будет компенсирован заметным приростом налоговых поступлений, во-вторых, введение регионами дополнительного налога на продажи без снижения ставки НДС приведет либо к росту налоговой нагрузки, либо к необходимости еще большего снижения региональной ставки налога на прибыль для перераспределения налоговой нагрузки на потребление, в-третьих, может привести к росту цен в секторах потребительского рынка с низким уровнем конкуренции.

Более того, НСП несет в себе высокие риски злоупотреблений, так как в отличие от НДС данный налог не имеет встроенных механизмов противодействия мошенническим схемам (таких, как зачетно-фактурная система, документарное оформление затрат и поступлений для исчисления обязательств по налогу, контроль на всех стадиях товародвижения и т.п.) и его собираемость напрямую будет зависеть от дисциплинированности малого и среднего бизнеса при применении контрольно-кассовой техники. Решение ввести налог с продаж в дополнение к НДС также может отрицательно повлиять на положение России в рейтинге «Doing Business» (по критериям, связанным с соблюдением установленных требований (показатели времени и затрат), поскольку при этом растут издержки у государства и бизнеса по администрированию двух налогов одновременно.

Не в пользу введения регионального НСП в дополнении к НДС свидетельствует международная практика совместного применения этих налогов: по состоянию на конец 2016 г. примеры частичного сочетания аналогов НДС и НСП присутствовали всего в 9 странах мира: Канада, Китай, Индия, Индонезия, Чили, Тунис, Турция, Норвегия, Джибути. При этом поступления от НСП выглядели незначительными на фоне доходов от НДС: например, в Канаде в 2014 г. НДС было собрано 4,2% ВВП и НСП в размере 0,1% ВВП.

Вместе с тем в ряде стран отмечается тенденция к постепенной отмене налога с продаж и сохранения только НДС, что обусловлено сложностью администрирования двух налогов, низким объемом поступлений от НСП в сравнении с НДС, облагающим более широкую налоговую базу, сдерживанием внутреннего спроса за счет избыточного налогового бремени на стадии конечного потребления, признанием у НСП более высоких рисков злоупотребления.

Илья Соколов – зав. лабораторией бюджетной политики РАНХиГС