Одним из первых решений, принятых Дональдом Трампом после его инаугурации 20 января 2017 г., стало подписание указа о выходе США из Соглашения о Транстихоокеанском торговом партнерстве (ТТП), объединявшего 12 стран-членов, на которые приходится порядка 40% мирового ВВП.

По первоначальным оценкам предполагалось, что ТТП будет способствовать увеличению объемов международной торговли до 305 млрд долл. США в год. При этом оценки указывали на то, что почти половина прироста торговли будет приходиться на США, которые направляют почти 60% своего экспорта в эти страны. Более того, соглашение имело стратегическое значение для США в политическом плане: являясь его членом, США обеспечивали преференциальный выход отечественных производителей на рынки стран региона, создавая преимущество перед китайскими фирмами.

Основной аргументацией в пользу выхода США из Соглашения стала защита американских производителей и американского рынка труда от потенциально высокой конкуренции со стороны стран региона с низкой стоимостью труда, таких как Малайзия и Вьетнам. Это, по мнению нового президента США, позволит сохранить рабочие места и производства в стране.

Тем не менее, существует вероятность того, что намерение Трампа удержать производство в стране окажется отчасти нереализуемым в силу уже сложившихся производственных цепочек, а также давления на рынках США в отношении уровня заработной платы и использования новых технологий. Более того, выход из Соглашения подрывает стратегические позиции США в регионе, уступая место Китаю, который может полностью изменить торгово-экономические правила в регионе через формируемое при его поддержке Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП), в котором участвует 16 стран за исключением США, а также расширить торгово-экономические контакты с Филиппинами и Малайзией – традиционными торговыми партнерами США.

Необходимо также отметить, что выход США из Соглашения нарушит баланс экономических выгод между странами в регионе. Так, экономический ущерб получат такие страны, как Япония, Малайзия,  Вьетнам, Бруней и в меньшей степени Сингапур. Япония, присоединившаяся к ТТП позже всех, ставит под удар автомобильную промышленность из-за высокой конкуренции со стороны Мексики. В то время как Малайзия и Вьетнам могли бы увеличить свой экспорт при участии в ТТП США на 20% и 30%, что позволило бы им увеличить свой ВВП к 2030 г. на 7,6% и 8,1% соответственно. Тем не менее, у Соглашения остаются явные сторонники в лице Австралии и Новой Зеландии, которые склоняют Китай и другие страны Азии присоединиться к ТТП после выхода из него США.

Официальная позиция Москвы по отношению к ТТП «остается без последствий». Выход США из соглашения вряд ли сформирует новую повестку России в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР) в краткосрочной перспективе, принимая во внимание факт того, что возможности наращивания российского экспорта в регионе на сегодняшней день ограничены структурой отечественного производства. Основу российского экспорта в страны ТТП составляет энергетическое сырье (57,8%), металлургическая продукция (14,2%), химические товары (7,2%). Основным региональным рынком сбыта российских товаров является Япония (45,8%). При этом, доля экспорта России во Вьетнам, с которым совместно с другими членами ЕАЭС заключено соглашение о зоне свободной торговли, от общего объема торговли с ТТП, составляет только 5,8%.

Юрий Зайцев – старший научный сотрудник